Новости

Сайт \ Новости

Архив

< Август > < 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31


Смотрите также:





08 мая 2008 г.

Война и ГЭС в судьбе Валентины Рябковой

Давно отгремели залпы войны. Проходят десятилетия, сменяют друг друга события. Но День Победы навсегда останется дорогим и памятным праздником для всех нас. Мы не забудем мужество и героизм тех, кто с оружием в руках сражался за свободу и независимость Отечества, кто ратным трудом ковал Великую Победу.

В эти дни по всей республике и стране проходят чествования ветеранов войны и тыла. Не стал исключением и каскад Вилюйских ГЭС, с гордостью носящий имя участника Великой Отечественной, Героя Социалистического Труда, легендарного первостроителя Вилюйской ГЭС Евгения Никаноровича Батенчука.

В преддверии Великого Дня Победы мы с теплотой и гордостью вспоминаем наших ветеранов, живущих в поселке Чернышевский и за его пределами - участников войны Дмитрия Шеноевича Егорова, Николая Андреевича Филиппова, инвалидов войны Семена Дмитриевича Бехтерева, Наталью Егоровну Фролову. Мы говорим слова глубокой благодарности ветеранам тыла Прасковье Александровне Бакулиной, Марии Владимировне Бардиковой, Лидии Бахаруевне Егоровой, Инге Александровне Погодиной, Юлии Александровне Солуяновой, Григорию Степановичу Табункову, Василию Федоровичу Таранову, блокадницам Ленинграда Марии Ильиничне Муркиной и Нине Михайловне Никифоровой, вдове участника войны Хартинье Степановне Кожуховой. Мы отдаем дань уважения нашим коллегам – ветерану тыла Степану Григорьевичу Канюке, узнице концлагеря Валентине Сергеевне Рябковой, воину-интернационалисту Георгию Андреевичу Коробан, матери участника боевых действий в Чечне Людмиле Михайловне Потапенко.

Сегодня мы хотим рассказать о Валентине Сергеевне Рябковой, женщине, пережившей в годы войны ужасы концентрационного лагеря.

Детство, опаленное войной


«В апреле 1941 года мне исполнилось шесть лет. Нас у мамы родилось всего семеро детей. Двое из них, Володя и Вера, умерли еще до войны. Я была пятым ребенком. Жили мы в деревне Воронье, что в Ленинградской области. Наши родители были простыми колхозниками. Отца звали Сергеем Сергеевичем, он был родом из какой-то деревни Ленинградской области. В начале войны отцу было уже 40 лет. Мать Пелагея Лукинична была младше его на три года, она тоже была местная, родилась в деревне Ладвозеро.


Валя Рябкова (справа) с подругами

Летом 1941 года мама ходила беременной седьмым ребенком. Когда началась война и на нашу деревню напали немцы, мы всей семьей ушли в лес. Продержались там до осени. Помню, как мы скрывались, помню горящие костры. Помню также и то, что в лесу мама родила ребенка, Ванечку. Мы все голодали, у мамы не было молока. Поэтому ребенок умер вскоре после рождения. Когда убегали в лес, мы ничего с собой не взяли. Была такая спешка. Чтобы хоть что-то добыть, ночью тайком пробирались в деревню. Подкапывали картошку. И однажды не смогли вернуться обратно. Нас поймали немцы».

Валентина Сергеевна вспоминает спокойно, без видимого волнения. Из ее рассказа складывается такое впечатление, что полных три года она провела не в концлагере, а где-то в ссылке. По ее сдержанным, скупым словам пытаюсь представить, как это было. Понимаю, что тяжело переживать заново и пересказывать все человеку, который знает об этом только из советских кинофильмов.

«Сейчас нашей деревни нет, ее сожгли немцы. В памяти отпечаталось, как сверху, с самолетов, падали снаряды и на наших глазах взрывались дома… Осенью всех жителей – детей, женщин, немощных стариков – загнали в телячьи вагоны и увезли, как сейчас понимаю, в Петрозаводск. Ехали мы все стоя. Было холодно и голодно, наступала глубокая осень. С собой ничего не дали взять, поехали, кто, в чем был. Хотя, помню, кто-то вез корову. Потом эту корову оставили в какой-то деревне…

Привезли нас в одно место, а там – бараки. Кругом – вышки для охраны. Нас всех расселили по баракам. В комнатах - по нескольку семей. На второй день весь лагерь окружили колючей проволокой в два ряда. Лагерей там было много. Наш лагерь был под номером три, были еще номер пять, шесть.

После того, как нас привезли туда, тяжело заболел и слег отец. Лежал, исхудалый и обессиленный, на нарах и в скором времени умер. Нам не дали проводить его на последний путь. Похоронили в общей могиле. Каждый день люди умирали тысячами. Мама тоже однажды сильно заболела. Помню, как она лежала, не могла подняться, а младший брат Витя – ему тогда было всего три года – кричал и просил: «Балаки хочу!». Балакой он называл баланду, муку, размешанную на воде. Есть было нечего, кроме этой баланды…

Нас, детей, отделять не стали, оставили вместе с родителями. Многие болели цингой, не могли ходить. У кого оставались силы, те ходили за водой на озеро, которое находилось за городом. По дороге туда и обратно проходили через контроль.

Взрослых немцы заставляли работать. Помню, что мужчины выполняли тяжелые работы, таскали бревна. Какое-то время наша мама работала на кухне. А потом перестала. Не было сил.
Номеров, как в других лагерях, у нас не было…»

Советские войска освободили пленных в ноябре 1944 года. Семья Рябковых подалась в Подпорожье. Домов в селе не стало, кругом была разруха. Поначалу Рябковы жили в бараке, через какое-то время им дали комнату в двухэтажном доме. Все впятером жили в этой комнате. Чтобы не умереть с голоду, ели траву: лебеду, крапиву, кислицу. Варили из них суп, пекли лепешки. Собирали грибы, ягоды. Была такая ягода – гонуболь. Похожая на голубику, но плоды крупные. Валя стаканчиками продавала эту ягоду, также и малину, чернику, смородину. Случалось, что попадалась и клюква.


Семья Рябковых. Стоят слева направо Александр, Пелагея Лукинична, Анфиса. Сидят Валя и Витя.

В школу Валя пошла, когда ей было десять лет. Школа находилась далеко, надо было подниматься в гору, и девочка приходила на занятия с опозданием, успевала лишь ко второму уроку. Учительница постоянно спрашивала: «Валя, почему ты опаздываешь в школу?»

ГЭС – судьба моя


Валентина Рябкова

Рябковы оставались в Подпорожье до 1955 года. Жизнь понемногу стала налаживаться, люди начали сажать огород. Валя Рябкова после восьми классов подалась на Свирскую ГЭС, которая была там же в Подпорожье. На станции она два года работала помощником машиниста гидротурбин. А было ей в ту пору всего восемнадцать лет.


На вопрос, почему она пошла работать именно на ГЭС, Валентина Сергеевна так и не сумела ответить. В то тяжелое время особо и не задумывались над тем, кем бы хотели стать в будущем, по душе ли эта работа или нет. Просто шли и начинали работать, стараясь скорей встать на ноги, помочь родным, осваивали сложные «мужские» профессии, становясь слесарями, машинистами. Вот и получилось так, что Валентина Сергеевна всю жизнь честно и добросовестно проработала на трех гидроэлектростанциях.


Вторая ГЭС в ее судьбе – это Куйбышевская. Туда Валентина поехала с семьей сестры, Анфисы. Осенью 1955 года они приехали в поселок Жигулевск. Там Валя ходила в вечернюю школу, окончила десять классов. Там же стала учиться во Всесоюзном заочном энергостроительном техникуме. В дипломе, полученном в 1966 году, указано: «специальность – электрооборудование промышленного предприятия, присвоена квалификация – техник-электрик». На Куйбышевской ГЭС Валентина Рябкова проработала 12 лет. Сначала была рабочей по уходу за оборудованием, потом – дежурным слесарем. Последние годы работала электрослесарем на трансформаторном участке.


И, наконец, третьи и главные гидроэлектростанции в судьбе Валентины Сергеевны – это Вилюйские, на которых она по сей день продолжает трудиться. Прилетела Валентина в поселок Чернышевский 23 апреля 1967 года, когда еще строилась Вилюйская ГЭС. Приехала по вызову. А таких вызовов было много, приходили они из разных уголков страны: из Горького, из Душанбе, из других мест. Почему-то Валентина выбрала Север, который, может, поманил ее своей суровой романтикой.
Взяли ее поначалу дежурным главного щита управления. До начала эксплуатации станции молодежь выполняла разные работы. В июле молодых специалистов – машинистов, дежурных инженеров, дежурных ГЩУ – на месяц направили на стажировку в Пермскую область, г. Чайковский, где действует Воткинская ГЭС.


«В нашем поселке тогда было много молодежи, было весело. Ездили все дружно отдыхать на Ботуобую, купались, загорали. Не обращали внимания на бытовые трудности. Жили в бараках. Я жила в бараке № 32, затем переехала в двадцать девятый барак. Там поначалу жила с одной женщиной с ребенком, а через какое-то время мне дали отдельную комнату».
К работе своей Валентина Сергеевна относится со всей ответственностью. Две аккумуляторные батареи на Вилюйских ГЭС являются источниками постоянного тока, от которого запитана система релейной защиты и автоматики, аварийное освещение. Вот уже более 20 лет, с 1982 года, Валентина Сергеевна работает аккумуляторщиком, а до этого долгие годы была электрослесарем. В обязанности аккумуляторщика входит ежедневный контроль над состоянием батарей, замеры плотности и напряжения электролита, доливка дистиллированной воды в элементы батареи. Коллеги характеризуют ее, как серьезного и ответственного работника.


Рябкова В. С. проводит замеры плотности электролита на аккумуляторной батарее СК-20

За многолетний добросовестный труд Валентина Сергеевна Рябкова награждена Почетными грамотами Каскада Вилюйских ГЭС, АК «Якутскэнерго» и Правительства Республики Саха (Якутия). Родная энергокомпания присвоила ей высокое звание ветерана энергетики и энергостроительства.

Родные лица

В 1969 году у Валентины Сергеевны родилась дочь Анжелика. Сейчас она живет в г. Волжский Волгоградской области, работает кладовщицей на трубном заводе. У Валентины Сергеевны есть любимый внук Дима, которому 14 лет.


Валентина Сергеевна с дочерью и внуком в г. Анапа. 1999 г.

Родные Рябковой живут на «материке». Мать всю жизнь жила в Подпорожном с сыном Виктором, тем самым, который просил: «Балаки хочу!». Умерла она в 1985 году. Сестра Анфиса живет в Жигулевске. И хоть скучает Валентина Сергеевна по родным и близким, ей не хочется уезжать из Чернышевского. «Здесь у меня вторая родина, здесь прожила почти всю жизнь», - говорит она.

«Мы боялись говорить о лагере. Времена были такие, что за пребывание в немецком плену могли и посадить», - завершает свой рассказ Валентина Сергеевна.

…Память человеческая избирательна. Она старается сохранить то, что не откликается глухой болью в сердце. У нас у всех, ныне живущих, жива в душе память о войне. Нет семьи, которой бы война не коснулась своим огненным дыханием. Мы должны передать потомкам нашу боль, горечь утраты, поклонение перед памятью павших и заботу о живых. Мы должны передать потомкам Вечную Память…

Пресс-служба КВГЭС им. Е. Н. Батенчука



Архив за : 2013 г.    2012 г.    2011 г.    2010 г.    2009 г.    2008 г.    2007 г.    2006 г.    2005 г.    2004 г.    2003 г.    
Энергосбыт-информер
Энергосбыт Call-центр
Задайте вопрос энергетикам

 
Яндекс.Метрика

© АК "Якутскэнерго" 2000-2020
г. Якутск, ул. Ф. Попова, 14
inform@yakutskenergo.ru